Дмитрий Биричевский: угрозы сделать рубль «деревянным» – из ряда фантастики

Москва регулярно фиксирует факты непредсказуемого поведения США и их союзников, поэтому должна быть всегда готова к любым всплескам «неадекватности» и полагаться на собственные силы и возможности, заявил директор департамента экономического сотрудничества МИД России Дмитрий Биричевский. В интервью корреспонденту РИА Новости Александре Дибижевой он рассказал о том, возможны ли санкции против российского суверенного долга, конвертации российского рубля, а также чем может обернуться для США возможное ограничение импорта смартфонов в Россию.

– По большому счету, уже давно понятно, что, если даже нет никаких поводов и оснований для применения к России соответствующих рестрикций, они будут найдены, а точнее выдуманы. Надеемся, что благоразумие в Вашингтоне все же возобладает, а США и их союзники не прибегнут к упомянутым ограничительным мерам, от которых пострадает, прежде всего, устойчивость всей международной финансовой системы.

SWIFT – это международная частная компания со штаб-квартирой в Бельгии, и совершенно непонятно, как американцы собираются реализовывать свои угрозы. Хотя все мы прекрасно понимаем, что рычаги давления у США по-прежнему велики, поэтому мы готовы к любым неожиданностям. Однако повторю – никаких реальных перспектив отключения России от SWIFT не просматривается, мы подчеркивали это неоднократно в течение года. Эта риторика периодически то затихает, то появляется с новой силой. Мы продолжаем работать в обычном режиме, работаем с нашими партнерами над тем, чтобы снижать долю доллара в международных расчетах. С некоторыми странами мы уже реально переходим на взаиморасчеты в национальных валютах.

Вашингтон активно использует национальный законодательный инструментарий и вводит все новые пакеты нелегитимных односторонних ограничений, которые противоречат как международному праву, так и принципам свободной торговли. Характерно, что эта практика используется не только против геополитических конкурентов, к которым отнесена Россия, но и просто неугодных и несогласных с американским видением мира. Экстерриториальное давление на иностранные кредитные организации и бизнес, имеющие корреспондентские счета в американских банках и работающие на рынке США, рассматриваем как попытки получения Вашингтоном конкурентных преимуществ для своих компаний и корпораций.

Регулярно фиксируем факты непредсказуемого поведения США и их союзников. В результате мы должны быть всегда готовыми к любым всплескам «неадекватности» и полагаться в основном только на собственные силы и возможности.

Прилагаем значительные усилия, чтобы обезопасить свои законные торгово-экономические связи и инвестиционные проекты от внешнего негативного воздействия. Сокращение использования доллара, как в отечественных международных резервах, так и во внешних расчетах, смещение внимания на альтернативные американскому рынки капитала, обеспечение надежных и защищенных каналов передачи финансовой информации, увеличение доли взаимных платежей в национальных валютах с основными торговыми партнерами – все это ключевые элементы повседневной работы ведомств экономического блока, а также МИД России.

– Мы отфиксировали недавно растиражированную американскими СМИ угрозу о возможных ограничениях с их стороны на поставки в Россию смартфонов, деталей для самолетов, автомобилей и другой продукции. Воспринимаем это как пример воинствующей риторики, как продолжение угроз со стороны Вашингтона. Я считаю, что совершенно неизвестно, чьи потери в этом случае будут больше – российских производителей и потребителей или все же американских экспортеров, чьи возможности присутствия на нашем рынке будут в очередной раз ограничены их же собственными властями. Мы, к сожалению, уже давно привыкли, что все чаще политики игнорируют интересы предпринимателей. Ну и конечно, все эти меры абсолютно не соответствуют нормам и правилам ВТО и подрывают основы международной торговой системы.

– Это какие-то крайне экзотические меры. Вряд ли нечто подобное имело место в истории, да и сложно себе представить, каким образом это может быть реализовано. Можно, конечно, попытаться запретить каким-то отдельным участникам финансового рынка определенные операции в американской юрисдикции или с американскими компаниями, что в общем-то часто бывает. Но каким-либо образом ограничить конвертируемость рубля как российской национальной валюты – это что-то из разряда фантастики. За более подробными комментариями предложили бы обращаться в профильные учреждения, в частности, в Минфин России и Банк России.

– Российская экономика уже достаточно давно существует в условиях повышенных санкционных рисков. Как представляется, в большинстве случаев реакция рынка на потенциальные «новые» ограничения со стороны США уже заложена его участниками в «инвестиционные издержки», включая корректировку показателей доходности и так далее. Поэтому в результате введения санкций существенного изменения динамики на рынках не происходит. Иными словами, рынок и так уже функционирует с учетом потенциальных дополнительных антироссийских нелегитимных ограничительных мер со стороны США и успешно адаптируется под новые условия.

Фантазировать же за американцев, у которых это получается и так вполне успешно (даже чрезмерно) относительно того, какие бы можно было бы придумать очередные необоснованные и абсурдные ограничения против России, ‒ это совершенно не наше дело. Мы готовы работать в любых условиях и с любыми прагматично и уважительно настроенными партнерами.

А давление на инвесторов Вашингтон и так регулярно оказывает, особенно в последние годы, причем не только в отношении их деятельности в России, но и в других крупных экономиках мира, включая Китай. Со своей стороны, видим в этом угрозу глобальному росту и развитию, что, очевидно, идет вразрез с усилиями мирового сообщества по борьбе с бедностью и неравенством, повышению благосостояния населения и улучшению доступа к основным благам. Особенно опасно создавать искусственные барьеры в международной торгово-инвестиционной деятельности в условиях пандемии коронавируса, когда все страны сталкиваются со значительными экономическими шоками, существенным замедлением динамики развития и нарастанием социальных проблем.

– Если честно, не видим смысла в санкционной политике Вашингтона в условиях, когда газопровод «Северный поток 2» уже построен.

Россия заинтересована в дальнейшем развитии взаимовыгодного сотрудничества с Европой в энергетической сфере. Для этого нами принимаются необходимые меры в плане диверсификации маршрутов газоснабжения. Что касается «СП 2», то с уверенностью можно сказать, что ввод в эксплуатацию нового газопровода обеспечит устойчивые поставки газа по конкурентным ценам в страны ЕС по кратчайшему пути с наименьшими экологическими издержками. При этом дополнительная диверсификация газоэкспортных маршрутов укрепит энергобезопасность как России, так и стран-потребителей российского газа. Таким образом, действия или намерения Вашингтона в отношении «СП 2», очевидно, противоречат интересам большинства европейских стран.

Исходим из того, что сертификация газопровода, ввод его в эксплуатацию и дальнейшее использование будут осуществляться на основании действующих в ЕС правовых норм. Политизация этого вопроса и его искусственная увязка с другими сюжетами создают дополнительные риски естественному развитию экономического сотрудничества.

Вызывает сожаление, что сертификация «СП 2» затягивается. Надеемся, что газопровод в ближайшее время пройдет все необходимые процедуры для введения в эксплуатацию.

– Этот вопрос неоднократно задавали руководству нашей страны. Необходимо заранее оговориться, что вопросы транзита газа через украинскую ГТС регулируются исключительно на уровне хозяйствующих субъектов. И президент, и правительство России неоднократно заявляли, что вопрос поставок российского газа в Европу и его транзита через территорию Украины носит исключительно коммерческий характер. Газпром, как признают все, неукоснительно следует своим контрактным обязательствам и, как отметил на пресс-конференции президент, поставляет даже больше газа, чем это предусмотрено договором. Насколько нам известно, претензии со стороны украинских партнеров в этом плане отсутствуют. Буквально на днях был опубликован пресс-релиз Газпрома о досрочном выполнении обязательств по объему транзита газа в 2021 году.

Если же говорить о перспективах транзита российского газа через Украину после 2024 года, то это опять-таки зависит от того, какие будут договоренности. Все это будет реализовываться в рамках контрактов, отражающих спрос и предложение, которые будут существовать на тот момент. Мы знаем, что ЕС ведет политику, направленную на сокращение использования газа, но при этом мы видим и обратное – мы видим, что спрос на газ растет колоссально, и мы видим взлет цены на газ. Поэтому здесь трудно делать какие-то прогнозы на долгосрочный период. Пока мы видим, что российский газ крайне востребован в Европе для отопления. Для нормального функционирования экономики это один из самых чистых энергетических ресурсов. То есть это такое топливо, которое имеет наименьший углеродный след из всех традиционных энергоресурсов. Специфика области такова, что нужно заранее планировать добычу и географию газовых поставок, но многие компании в ЕС переориентировались на спотовый рынок. И к чему это привело? Долгосрочные контракты в этом плане позволяют обеспечить стабильность, чувствовать себя уверенно. Те страны, которые заключили такие контакты с Россией, ‒ они чувствуют себя сейчас гораздо спокойнее и увереннее чем те, кто ориентируется на спотовый рынок.

– Я думаю, что пока это все на уровне разговоров, прежде всего в самом Евросоюзе. На эту тема идет дискуссия, которую мы слышим и фиксируем. Если у коллег есть уверенность, что рынок все отрегулирует, и это будет им выгоднее, может быть они так и поступят. Мы работаем с конкретными странами, у нас есть действующие контракты и, мне кажется, что те страны, которые получают российский газ, видят конкурентные преимущества именно такого долгосрочного подхода. Я думаю, что такая ситуация сохранится и впредь. Но загадывать на 2049 год – это, конечно, преждевременно. К тому моменту могут возникнуть какие-то другие виды топлива, но пока, даже на долгосрочную перспективу, надежнее, чем природный газ, ничего не придумали.

Похожие посты

Официальный курс евро на пятницу снизился на 44 копейки

admin

Полис от казней египетских

admin

Объем расходов Китая на НИОКР в 2020 году увеличился на 10,2 процента

admin