«Перезагрузка» в отношениях России и США разделила политику и экономику

Экономические отношения между Россией и США по итогам десятилетия «перезагрузки» живут в параллели с политическими, а санкции, ставшие «экватором» этого периода, пока не смогли разрушить взаимосвязь рынков и существенно повлиять на настроения инвесторов, полагают эксперты, опрошенные агентством «Прайм».

На встрече в Женеве 6 марта 2009 года глава МИД РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Хилари Клинтон обменялись символической кнопкой «перезагрузки», дав старт пересмотру отношений между Москвой и Вашингтоном.

«Политические отношения России и США сейчас находятся в низшей точке с момента окончания Холодной войны ХХ века, и произошло это в первую очередь по вине самих Соединенных Штатов, которые считают Россию ревизионистской державой, посмевшей вновь бросить вызов гегемонии США в военно-политической сфере… А вот с экономическими отношениями далеко не все так однозначно», — считает член Совета по внешней и оборонной политике РФ Александр Лосев.

ТОРГОВЫЙ БАЛАНС

Старший аналитик группы суверенных рейтингов и прогнозирования АКРА Василиса Баранова отмечает, что за прошедшие десять лет экономическое взаимодействие России и США ощутимо снизилось. При этом изменения произошли как и в торговых, так и в финансовых потоках между странами.

«Доля США в российском торговом обороте с конца 2009 года по конец 2018 снизилась с 4,5% до 3,7%, доля России в торговом обороте США также упала с 0,8% до 0,6%. Доля США во входящих и в исходящих прямых инвестициях России за этот период снизилась с 4% до 1% и 2%, соответственно. Основные изменения в динамике пришлись на 2014 год, когда были введены санкции против России», — отмечает она.

Лосев, в свою очередь, обращает внимание, что хотя товарооборот между Россией и США незначителен для государств такого размера (максимум 20 миллиардов долларов в год), существуют нетоварные аспекты отношений между странами, которые не отражаются в статистике торгового баланса.

«Российская экономика стала частью глобальной экономики, хотя и представлена там в качестве поставщика базовых продуктов и сырья, но российское сырье и энергоносители участвуют в 38% мировых цепочек добавленной стоимости, в которых задействованы в том числе и американские корпорации», — поясняет он.

ГЛОБАЛЬНЫЙ РЫНОК

«На протяжении почти четверти века российский национальный доход создается в основном в экспортных отраслях и в иностранной валюте, прежде всего в долларах США. Если посмотреть статистику по международной инвестиционной позиции, то Россия многие годы является нетто-кредитором всего мира. Основные сбережения накапливаются в экспортном секторе экономики и пока в основном в долларах», — отмечает Лосев, который также является генеральным директором УК «Спутник — управление капиталом».

«Это обстоятельство обуславливает также и то, что российский финансовый рынок является частью глобального рынка, а также и то, что американские инвесторы, спекулянты и прочие вовлечены в работу российского фондового рынка, а российские компании и банки являются участниками глобального рынка капитала», — продолжает он.

По словам собеседника агентства, российский финансовый сектор встроен в мировой финансовый рынок настолько значительно, что заморозка участия России в нем по иранскому сценарию приведет к крайне негативным последствиям, прежде всего, для США и их союзников. Дело в том, что 78% американского ВВП создается сферой услуг, в том числе и финансовых.

К такому финансово-экономическому взаимодействию относятся и прямые инвестиции американских корпораций (иногда через третьи страны) в финансовый, нефтегазовый, продовольственный и торговый сектора российской экономики. Кроме того, есть портфельные инвестиции американских фондов на российском фондовом рынке и присутствие игроков из США на валютном и фондовом рынках.

ИНТЕРЕС ИНВЕСТОРОВ

По оценке Барановой из АКРА санкции США, веденные в 2014 году, не сильно повлияли на финансовое состояние отдельных российских компаний и банков, хотя и привели к изменениям в структуре их долга и обязательств. «Доля (резидентов — ред.) США в российских государственных ценных бумагах также ожидаемо снизилась с 8,6% до 8% с начала 2014 по начало 2018 года», — отмечает она.

«Очень вероятно, что после появления первой версии законопроекта о возможном введении санкций на покупку нового российского госдолга в августе прошлого года, она продолжила снижаться. Официальной статистики пока нет, но, по нашим оценкам, на начало 2019 года она составляет около 5-5,5%. Доля США во всех российских облигациях (государственные, муниципальные и корпоративные) сейчас составляет около 2-3%», — оценивает эксперт.

Лосев, напротив, считает, что, несмотря на санкционное давление последних пяти лет, на российском рынке доля иностранных инвесторов, в том числе американских, не сокращается. «Их доля в операциях с российскими акциями составляет 48%, в облигациях — 15%. На срочном рынке их доля за последние пять лет увеличилась с 38% до 47%», — считает он.

Он также, ссылаясь на данные Bloomberg, отмечает, что из десяти крупнейших иностранных держателей российских ОФЗ — институциональных инвесторов — половина приходится на американские фонды.

«Крупнейшим является BlackRock — эта инвесткомпания владеет российскими бондами на 2,53 миллиарда долларов. Также среди них Stone Harbor, банк Goldman Sachs, компания по управлению активами Legg Mason», — говорит эксперт.

«Таким образом, можно сделать вывод, что санкции существуют в отрыве от финансово-экономических процессов и больше влияют на политику и международное сотрудничество, чем на экономику. И если дальнейшее санкционное давление не пойдет по экстремальному сценарию полной заморозки финансовых активов и тотального запрета на прямое или косвенное участие американских инвесторов на российском рынке, то политика и экономика так и будут существовать в параллельных пространствах. А геополитика останется лишь фоном для спекулятивных игр на доллар/рубль и на рынке ценных бумаг», — заключил Лосев.