Плата за мир: как Россия отказывается от доллара

В России снова заговорили о необходимости уйти от «контролируемых Западом платежных систем». Речь прежде всего о Mastercard и Visa, чьи карты принимают по всему миру. К тому же государство и отечественные компании все чаще используют в торговых сделках национальную валюту и намерены увеличить долю рублевых транзакций. Удастся ли полностью отказаться от доллара, разбиралось РИА Новости.

Отказаться от доллара и не прогадать

Перевести международные расчеты на нацвалюту призывают политики и чиновники многих стран. Например, турецкий президент. Он постоянно подчеркивает важность этого шага, поскольку сейчас «экономика страны слишком уязвима для внешних шоков».

В России это тоже обсуждают давно. Особенно проблема обострилась из-за санкций. Зарубежные партнеры теперь могут направить платеж на дополнительную проверку — не нарушает ли он официальных ограничений. Это существенно замедляет транзакцию. А некоторые и вовсе отказываются работать с российскими клиентами.

Однако дедолларизация — процесс сложный и небыстрый. Нефть и газ — основные статьи российского экспорта — пока покупают за доллары. Мировые котировки на энергоресурсы формируют Лондонская и Нью-Йоркская биржи. Как ни крути, перед числовым значением ставят значок доллара.

Поэтому в планах правительства — к 2024 году увеличить долю рублевых расчетов во внешнеторговом обороте лишь до 30%.

Правила игры по-прежнему диктуют США: по обороту товаров и услуг они — первые. До пандемии этот показатель достигал 5,57 триллиона долларов. На втором месте — Китай (5,15 триллиона), тройку замыкает Германия (3,38).

На первый взгляд, денежные единицы стран-лидеров должны предопределять и выбор валюты для расчетов. Однако это не так. В большинстве международных операций фигурирует доллар. Россия — не исключение. За январь — сентябрь 2020-го 59,1% всех поступлений и треть перечислений были в американской валюте.

Впрочем, напряженная ситуация в мире подталкивает к постепенному внедрению национальных денежных единиц в торговые отношения. «Почти треть операций России за девять месяцев 2020-го — в рублях. В том числе со странами ЕС — 28,2%, СНГ — 60,4, с Беларусью — 82,8, странами БРИКС — 5,8, Китаем — 4,9%. С Европой мы преимущественно рассчитываемся в евро (52,4%), с Китаем — в долларах (61,3%), со странами СНГ — в рублях (60,4%)», — отмечает Ольга Лебединская, доцент кафедры статистики РЭУ имени Г. В. Плеханова.

К нацвалюте с недоверием

Заинтересовать контрагентов может только свободно конвертируемая и стабильная нацвалюта. Доллары в любой стране обменяют на местные деньги. С российскими рублями это получится не везде.

Плата за мир: как Россия отказывается от доллара Доллары США и рубли

«Мы зависим от импорта как потребительских товаров, так и технологий. Спрос на нашу валюту невысокий. Нужно, чтобы российская экономика была конкурентоспособной, технологически развитой. Помимо торговли, валюта должна быть представлена на международном финансовом рынке — в ней надо номинировать внешний долг (корпоративный и суверенный), размещать валютные резервы, инвестировать», — объясняет Ирина Айдрус, руководитель программы «Международные финансы» Института мировой экономики и бизнеса РУДН.

Поэтому пока говорить о полном переходе на расчеты в рублях не приходится. Повышение их удельного веса не означает отказа от мировых валют. Тем более что игроки рынка сами не спешат переходить на другие денежные знаки.

«Внешнеэкономическая деятельность осуществляется в долларах, к чему все привыкли. Это удобно. Представьте, как бы все усложнилось, если бы каждая страна указывала стоимость в нацвалюте. Да и доверия к таким деньгам нет», — поясняет Евгений Лашков, генеральный директор инвестиционной компании «АБЦ».

Что выпало на долю юаня

Между тем китайцам удалось немного увеличить долю юаня в международных расчетах — все-таки на их экономику приходится 17,4% мирового ВВП (на американскую — 15,9%). В мировом экспорте КНР также доминирует: 10,8% (у США — 10,3%).

Плата за мир: как Россия отказывается от доллара Панно на деловом центре в Гонконге

И все же результаты юаня скромные. В международных валютных резервах — 2,13% (тогда как у доллара и евро — 60,5 и 20,5%). Примерно столько же — на глобальном валютном рынке. В мировой торговле — 1,5% и около одного процента — в международных долговых ценных бумагах.

Рублю же и до этого очень далеко. В мировом ВВП доля России — чуть больше трех процентов, в глобальном экспорте — два. Впрочем, сейчас рубль активно используют в рамках ЕАЭС. Причем без участия России. Например, между Белоруссией и Казахстаном.

К слову, в ЕАЭС более 70% расчетов — уже в национальных валютах. Ирина Айдрус не исключает дальнейшего точечного использования рубля с Египтом и Турцией.

С «Миром» по миру

Внутреннюю стабильность мог бы гарантировать и отказ от международных платежных систем (МСП). Переход на собственную инфраструктуру в России обсуждают с 2014 года, когда из-за санкций заблокировали карты Visa и Mastercard, выпущенные российскими банками. Деньги можно было снять только в кассе кредитной организации или ее банкоматах. А клиенты за рубежом оказались отрезанными от своих счетов. Поэтому запустили карту «Мир», оператором которой выступает Национальная система платежных карт.

Однако карты МСП по-прежнему лидируют в структуре онлайн-платежей. Более 75% держателей пластика в России пользуются ими, прежде всего Visa и Mastercard. Справедливости ради надо отметить, что этим системам по 60-70 лет. А российской — седьмой год.

Сейчас на «Мир» приходится 24% платежей по картам и треть всего выпуска, говорит Ирина Айдрус. Клиенты — прежде всего бюджетники.

Плата за мир: как Россия отказывается от доллара Карты национальной платежной системы «Мир»

Международные платежные системы слишком прочно интегрированы в нашу жизнь. Их популярность объясняется широкой географией: расплатиться таким «пластиком» можно в торговых точках по всему миру.

Впрочем, китайская национальная платежная система наступает на пятки. К слову, миллиардер Геннадий Тимченко в одном из интервью признался, что после того как американцы ввели против него санкции, сменил заблокированные Visa и Mastercard на China UnionPay.

Расплатиться ею можно более чем в 170 странах. Список банков, выпускающих China UnionPay, постоянно пополняется.

«Кроме того, American Express подписала соглашение о развитии сервиса на территории Китая, став первой американской платежной системой, получившей на это разрешение от властей», — говорит Николай Переславский, сотрудник департамента экономических и финансовых исследований группы компаний CMS Institute.

Карты «Мир» тоже продвигают в других странах. Например, в Юго-Восточной Азии, Турции, СНГ. Расширяются и возможности онлайн-покупок за границей. В прошлом году количество интернет-магазинов за рубежом, принимающих «Мир», увеличилось более чем на три тысячи.

«Однако чтобы расплатиться в Европе, нужно выпускать карту с партнерством одной из трех платежных систем — дебетовой Maestro от Mastercard, японской JCB или китайской UnionPay», — уточняет эксперт.

«Мир» — молодая развивающаяся система, за несколько лет потеснить гигантов невозможно. Тут нужны масштабные программы лояльности и маркетинговые акции, считает Дмитрий Спиридонов, сооснователь и генеральный директор CloudPayments.

Например, по аналогии с уже запущенным туристическим кешбэком — когда возвращают часть средств, потраченных на путешествия по России, при условии, что поездка оплачена картой «Мир». В результате, хоть и не быстро, но популярность российского «пластика» будет расти.

Похожие посты

Внутренний спрос неопределенных масштабов

admin

В Называевском районе Омской области начали строить станцию по распределению газа

admin

РБК: Сбербанк снизит минимальный возраст заемщиков до 18 лет

admin