По существу запроса

Ежегодный отчет правительства в Госдуме, пожалуй, впервые за многие годы был преимущественно отчетом. Большую часть почти четырехчасовой встречи премьер-министр Михаил Мишустин потратил на представление сделанного в 2020-м и начале 2021 года, относительно немного времени посвятив планам. Формально половина, а на деле большая часть доклада была посвящена в той или иной форме социальным темам.

Де-факто премьер-министр представлял итоги работы не только правительства, но и всех ветвей власти, «совершенно новый уровень эффективности работы» которых за 2020 год в экстремальных эпидемических условиях никого уже не удивляет.

Нужны оригинальные и доступные перфораторы? тогда вам на unishop.by широкий каталог на одном сайте.

Программный тезис Михаила Мишустина — «удобное для всех государство без бюрократизма» — остался практически без внимания, как и идеи ликвидации внутригосударственных функциональных «перегородок» и внедрения новых управленческих технологий для повышения эффективности госаппарата.

Ежегодный отчет Михаила Мишустина в Госдуме был вторым: первый годовой отчет он прочитал 22 июля 2020 года, и в значительной мере тот был посвящен планам Белого дома, кадровый состав которого сменился вместе с премьер-министром. Кроме того, в прошлом году основной интерес представляли планы правительства после прохождения первого (и, как тогда казалось, последнего) пика заболеваемости COVID-19.

Отчет 2021 года несколько иной жанр. Правительство по чисто эпидемическим причинам не имело возможности строить доклад на теме «победы над коронавирусом» и посткризисных планах, хотя Михаил Мишустин и сообщил со ссылкой на Минэкономики о возвращении ВВП в марте 2021 года к уровню 2019 года (то есть общеэкономические потери от пандемии уже ликвидированы) и о возможности «постковидного прорыва» экономики РФ. Но объявлять в текущей ситуации о новых крупных проектах по многим причинам не имело смысла, несмотря на их подготовку. В итоге и аппарат Белого дома, и вице-премьеры, и министерства подготовили для Госдумы точное попадание в жанр: отчет правительства, зачитанный Михаилом Мишустиным, был именно отчетом — описанием фактически сделанного в 2020 году.

В силу этого каких-либо сенсаций в докладе премьер-министра быть не могло: с лета 2020 года в работе Белого дома почти не стало «закрытых» ситуаций, по которым информации не было.

Кроме этого, как уже писал “Ъ”, в новом правительстве сравнительно редки публичные межведомственные конфликты: это, с одной стороны, результат аврально-мобилизационного режима работы правительственных структур с марта 2020 года, о котором Михаил Мишустин говорил в Госдуме вполне открыто, с другой стороны — последствия крупнейших изменений практик и регламентов работы со второго полугодия 2020 года.

Один из центральных тезисов премьер-министра в выступлении в Госдуме — новые методы работы сохранятся и после завершения эпидемии COVID-19. «Прошлый год показал, как должна работать вся система государственного управления. Механизм взаимодействия, который нам удалось создать для законодательного обеспечения принимаемых мер и их оперативной реализации в рамках бюджетного процесса, беспрецедентен. Он продемонстрировал свою эффективность и, безусловно, должен быть сохранен»,— заявил премьер-министр. Отметим, что в выступлении он часто отмечал «совершенно другой уровень» взаимодействия ветвей власти, в том числе законодательной и исполнительной, и призывал Госдуму и Совет федерации сохранять достигнутый уровень консолидации усилий.

«Социальный поворот» в бюджетно-экономической политике, который де-факто объявлен президентом Владимиром Путиным в январе 2020 года вместе со сменой правительства и поправками к Конституции, остается для Белого дома необсуждаемым приоритетом. Формально к вопросам, прямо не связанным с социальными темами, Михаил Мишустин перешел примерно в середине своего доклада. Но на практике и в экономической части, например, комментируя природу инфляционного всплеска с начала 2021 года (по мнению правительства, речь идет о де-факто импортируемой инфляции, вызванной продолжением мягкой денежно-кредитной политикой мировых центробанков и отчасти технически реализуемой внутри экономики РФ «жадностью» торговых сетей), отчет акцентировался на социальных аспектах происходящего: в этом смысле выступление Михаила Мишустина в Госдуме явно было ориентировано на аудиторию более широкую, чем Госдума.

Видимо, в силу этого правительство впервые ограничилось в Госдуме лишь эпизодическими упоминаниями чисто макроэкономических вопросов: до 2019 года споры о госдолге, ВВП, инвестициях, бюджетном правиле так или иначе были важнейшими, сейчас их сильно меньше.

Сложно сказать, в какой мере описание действительно очень масштабных мероприятий Белого дома в разгар эпидемии (Михаил Мишустин в докладе достаточно свободно говорил и о существовавших острых проблемах вокруг COVID-19 — например, временном дефиците лекарств в 2020 году из-за ажиотажного спроса, сбоях в перечислении доплат части соцработников) может быть в текущей внутриполитической ситуации и до завершения пандемии оценено любой аудиторией. Май 2021 года, видимо, никак нельзя отнести к времени, когда такие оценки могут быть полностью адекватными,— все цифры в докладе Михаила Мишустина депутаты принимали скорее как риторический прием, чем как данные. При этом во многих случаях (например, при констатации получения господдержки в 2020 году более чем 50% российских семей) они политически значимы. Ряд сообщений в докладе — например, оценки Белым домом вложений в фундаментальные исследования (1,5 трлн руб. на три года, а вложения в программу установок «мегасайенс» господин Мишустин считает сопоставимыми с «атомным проектом» поздних 1940-х), в программу развития сельских территорий (более 220 млрд руб. в год), в электронную промышленность (280 млрд руб. до 2023 года), в новую университетскую программу «Приоритет-2030» — показательны: в 2020 году Белый дом не только боролся с пандемией.

Впрочем, собственно планы на будущее, кроме общегосударственных (национальные проекты, общенациональный план восстановления экономики до конца 2021 года, национальные цели развития), Михаил Мишустин затрагивал не так часто. Так, в выступлении было мало вполне ожидавшихся от премьер-министра призывов к цифровизации экономики (хотя это остается технологическим приоритетом и даже более. «Надо понимать, что сегодня доступ к интернету так же необходим, как отопление или свет»,— провозгласил глава правительства, сообщив, помимо прочего, что в 2021 году интернетизированы будут все населенные пункты РФ, насчитывающие более чем 250 жителей). Так же немного говорилось и о «клиентоцентричном государстве» — при этом Михаил Мишустин отчетливо заявил: «Наша цель — государство без бюрократизма».

Лозунгов в докладе вообще было немного.

В свою очередь, обсуждение доклада Михаила Мишустина (необычным в нем было то, что от «Единой России» с официальной оценкой выступало не руководство фракции, которое задавало премьер-министру вопросы, а глава бюджетного комитета Андрей Макаров) также было в основном «приземленным» и в основном касалось частных вопросов — от обсуждения оттока капиталов из РФ (председатель Госдумы Вячеслав Володин) до предложения запрета турвыездов за рубеж (Михаил Парахин, ЛДПР). При этом к сотрудничеству Госдумы и правительства в Госдуме уже так привыкли, что критиковать Михаила Мишустина не решился на этот раз никто, а бурные, продолжительные аплодисменты по итогам отчета не могли не заставлять вспоминать времена не столь отдаленные.

Похожие посты

Аналитик научил, как подготовиться к краху рынка акций

admin

Источник рассказал о размещении Telegram облигаций на миллиард долларов

admin

Минфин прокомментировал сообщения о введении минимальных цен на алкоголь

admin