ЦБ и МЭР разошлись в оценке того, как потребкредитование влияет на рецессию

Наталья Карнова. Представители двух ведущих финансово-экономических ведомств РФ – Минэкономразвития и ЦБ – в ходе ПМЭФ не сошлись в оценке влияния избыточного роста потребительского кредитования на экономику РФ. По словам главы МЭР Максима Орешкина, перекос в сегменте потребкредитования несет риски для экономики, и, если ничего не предпринимать, страна может к 2021 году войти в рецессию.

По его мнению, сейчас этот перекос сопоставим с тем, который происходил в США в 2000-е годы. Это может превратиться в «пузырь», который несет социальные и экономические риски. Сейчас потребкредитование растет на 30% в год, что превышает темпы роста доходов населения, отметил он. 

В свою очередь, глава ЦБ Эльвира Набиуллина считает, что рисков финансовой стабильности РФ рост данного сектора не несет. Доля долга домохозяйств в экономике всего 14%, что ниже показателя в других странах, напомнила она. По ее словам, высокая закредитованность населения не означает, что на рынке потребкредитования появляется пузырь, это следствие низкого уровня жизни людей.

ВОПРОС ПРИОРИТЕТОВ

По мнению опрошенных «Прайм» экспертов, дело не в конфликте ведомств, а в разных задачах, которые перед ними стоят. «Безусловно, озабоченность Орешкина понятна, так как МЭР отвечает в первую очередь за стабильность и рост отечественной экономики, в то время как ЦБ важно получить устойчивое развитие банковского сектора, который не сможет показать положительных результатов, если объем выдаваемых кредитов сократится», — отметила доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г.В. Плеханова Екатерина Новикова. 

Это вопрос не настолько принципиальный, согласен главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах. «Он обусловлен разными приоритетами ведомств — для ЦБ рост вторичен, в отличие от МЭР. Кроме того, речь  про 2021 — если к этому моменту потребкредитование будет расти по 30% в год, то выплаты начнут подрывать потребительские расходы», — сказал он. 

Такой рост отмечался в первом квартале этого года к аналогичному периоду прошлого года, однако его продолжения теми же темпами не ожидают ни эксперты, ни регулятор.

«ЦБ, видимо, более оптимистичен по доходам и ставкам, кроме того, он все-таки препятствует чрезмерному росту кредитования», — добавил Табах.

Действительно, регулятор всегда подчеркивал, что слишком бурный рост потребкредитования опасен и действительно создает угрозу финансовой стабильности. Для противодействия этому ЦБ повышает надбавки к коэффициентам риска и вводит показатели долговой нагрузки. Все это делает для банков невыгодным наращивание кредитования не очень платежеспособных заемщиков. 

МИРОВОЙ ОПЫТ

Ссылаясь на мировой опыт, эксперты при этом не склонны оценивать ситуацию слишком радужно. Примерно с середины 2017 года долговая нагрузка домохозяйств в России выше, чем медианная по развитым странам, рассказал замдиректора группы суверенных рейтингов и прогнозирования АКРА Дмитрий Куликов.

«Если судить по коэффициенту обслуживания долга (доля доходов, необходимых для уплаты процентов и погашения краткосрочной части долга), то сейчас разница составляет уже около 2 п.п. В типичной развитой стране он около 8%, у нас сейчас уже ближе к 10%», — указал он. 

Это действительно тревожно, хотя бы потому что уровень проникновения потребительского кредита у нас все еще меньше, чем в развитых странах, а значит этот коэффициент, посчитанный не в среднем по стране, а только для людей с кредитами, будет уже существенно выше, чем в типичной Европе. «Хотя понятно, что, скажем до Австралии, Дании, Голландии мы еще, вероятно, не добрались (там он ближе к 15%)», — добавил эксперт.

РИСК НЕПЛАТЕЖЕЙ

Есть опасения и относительно роста банковской просроченной задолженности. Население продолжает наращивать объемы потребительского кредитования, в том числе, по причине нехватки денежных средств, особо не задумываясь о возможностях выплаты задолженности в ближайшем будущем. 

«Данная ситуация возникла в том числе и по причине неравномерного роста российской экономики, которая не приносит населению требуемого дохода, что приводит к дополнительным кредитам на необходимые нужды. Еще одной причиной является недостаток финансовой грамотности населения, что приводит к ненадлежащим обращениям к банкам, порой с целью покупки продукции, не являющейся настолько необходимой для проживания», — говорит Новикова.

Все это ведет к дополнительному давлению на ВВП страны и росту внутреннего долга домашних хозяйств, что может привести к массовым невыплатам долгов банковскому сектору, что одновременно повлияет на всю экономику в целом, считает она. 

ВЛИЯНИЕ НА ЭКОНОМИКУ

Впрочем, не все эксперты столь пессимистично оценивают ситуацию. «Автономного кризиса из-за слишком большой закредитованности населения мы пока не ожидаем, но в случае реализации внешнеэкономических рисков она может удлинить время, необходимое для адаптации», — считает Куликов.

Табах тоже уверен, что в отсутствие макроэкономических шоков особых угроз для экономики рост потребкредитования не несет. Скорее он ее поддерживает, поскольку стимулирует потребление. 

В свою очередь ведущий аналитик «Открытие Брокер» Андрей Кочетков высказал мнение, что избыточное потребительское кредитование — по сути, мера временного стимулирования потребления. «В длительной перспективе данная тенденция сокращает доступные финансовые ресурсы населения, переводя их в прибыль финансовых организаций. Учитывая дисбаланс доходов населения в РФ можно говорить о том, что рост кредитной нагрузки по базовым потребностям приводит к снижению реальных доходов населения в будущем, хотя и стимулирует текущее потребление», — говорит он.

Ситуация усугубляется тем, что реальные доходы отстают даже от инфляции, а ставки кредитования превосходят инфляционный показатель. Соответственно, математическая модель указывает на дальнейшее сокращение доходов, которое будет в еще большей степени сдерживать рост ВВП. Повышение ставки регулятора лишь частично решает проблему, так как сдерживает рост кредитной нагрузки, но не предотвращает ее, поскольку не способствует росту доходов, заключил Кочетков.